muph (muph) wrote,
muph
muph

Categories:

Старый больничный городок в усадьбе "Ольгино"



Итак, в прошлый раз я рассказал вам историю принцессы Ольденбургской и её замка в Рамони. А сейчас мы совершим ещё один исторический экскурс и сегодня речь пойдёт о её сыне, снохе и их усадьбе, расположенной неподалёку от упомянутого замка. В эпоху Страны Советов имение перестроили в районную больницу, а в 2007-ом всё бросили и переехали в новопостроенные корпуса. В феврале 2010-го мы приехали посмотреть на то, что осталось и...

Впрочем, давайте по порядку. Дорогие любители заброшенных и мрачных мест, устраивайтесь по-удобнее и протрите салфеточкой экраны ваших мониторов - мы начинаем.

Итак, сына Евгении и Александра Ольденбургских звали Петром. Родился он в 1868-ом и, в отличие от своих родителей, слыл простецким парнем. До женитьбы, не чураясь простолюдинов, любил сходить потусить с крестьянской молодежью. По слухам, даже освоил игру на балалайке и гармошке. Ещё любил играть в лапту, где по правилам игры убегавших игроков салят мячом из конского или коровьего волоса. Крестьяне принца салить "мячом" стремались, на что Петя обижался. Однако, как-то раз, некто Сергей Целуев, в одной из игр таки зарядил мячом в Петрушу. То ли от удара, то ли от неожиданности, принц упал. Тут бы наглецу и голову с плеч, но поднявшись, молодой принц подошел к снайперу, пожал ему руку и одарил червонцем. Такие дела.

27 июля 1901 года Петр женится на Великой княгине Ольге Александровне Романовой, младшей дочери императора Александра III и императрицы Марии Федоровны. Пете на тот момент было уже 33, а Олечке всего 19. В честь бракосочетания свекровь строит для молодожёнов двухэтажный домик, названный "Уютным" (сохранился до наших дней). Но якобы этот дом снохе не понравился и тогда Ольденбургские прикупили для молодых имение помещицы Чарыковой, расположенное по соседству, на живописном высоком холме, выходящем выступом к реке Воронеж. Усадьбу переименовали в "Ольгино" и тут же взялись за его перестройку.


01. Пасмурным февральским днём мы вошли в ворота усадьбы.
Точнее в то, что от них осталось.



02. Глядя на это, становится ясно, что Министерство Здравоохранения конкретно забило болт на историческую ценность полученной в своё распоряжение усадьбы.
Кстати, Ольга очень радела за крестьян и часто посещала лечебницу при имении, наблюдая за работой врачей и сестёр милосердия.



03. Барский дом Чарыковой был переоборудован в Летний дворец. С северного торца к нему была пристроена кухня, в которую летом 1942 года при бомбежке Рамони фашистами угодила бомба. Дворец был обезображен и помаленьку растаскивался аборигенами. В 50-е годы в Рамонскую ЦРБ главным врачом был назначен бывший военврач Илья Тихонович Асеев (1912 - 1995). На месте старого фундамента Летнего дворца силами медперсонала был возведен хирургический корпус, очертаниями напоминающий бывший дворец. Обратите внимание на ч/б врезку на фото ниже.



04. К счастью, остальные усадебные строения уцелели, можно сказать, в первозданном виде. По левую руку от хирургического отделения стоит бактериологическая лаборатория, а некогда дом, в котором проживали врач, садовник, ветеринар и повар. Обратите внимание на ч/б врезку, где дом еще только строится, и на бабушку у входа, которая как может охраняет нас от заражения лабораторными бактериями.



05. Слева - дом для швейцаров и прочей многочисленной челяди.
В центре, как видим, сохранился фонтан.



06. Подойдём немного ближе и увидим за ним кусочек бывшей конюшни.
До недавнего времени в так называемом "свитском корпусе" располагался рамонский роддом.



07. А это фото выкладываю в качестве объяснения почему кустарник на предыдущих фотографиях отливает красным, а отдельные участки картинок как будто размыты. Насколько я сведущ в ботанике, это барбарис, обильно смоченный дождём. Примерно так же как и моя камера.



08. Не знаю как вы, но я был просто очарован архитектурой этого дома.
А особенно этим импровизированным чепчиком над входом.Примерно через месяц мне удалось побывать внутри.



09. Забыл, кстати, сказать и показать артефакт ещё одной эпохи, расположенный по соседству с барским фонтаном.
Разрешите представить - Владимир Ильич.



10. Где-то в глубине запущенного ныне парка должна быть ещё псарня, в которой содержали породистых собак.
Мы идём на её поиски и в густой чаще, где снега аккурат по самые помидоры, замечаем ещё одну скульптуру.
Думаю, летом, в зарослях, её совсем не заметно.



11. Выходим на какое-то совсем уж раздестроенное здание.
Псарня это или же здание построенное позже, сказать затрудняюсь, предлагаю зайти и осмотреть его внутри.



12. Здание как бы против.



13. Впрочем, из опасностей тут только пикирование вниз...



14. И обрушение кое-где уцелевшего потолка.



15. Впрочем, некоторым стенам тоже осталось недолго.



16. Что совсем не мешает нашим современникам делать попытки увековечиться на них.



17. Особенно заметны следы присутствия шестого А.



18. Осуществляем залаз в подвал, куда школота, очевидно, лезть побоялась.



19. Там темно, поэтому чтобы увидеть как там красиво зимой, нужно посветить фонариком.
А лучше двумя и с разной цветовой температурой луча.



20. Евро.



21. А ещё в подвале зимуют комары и бабочки.
Я, кстати, всю жизнь думал, что комары живут только один сезон, а тут, смотрите-ка, долгожители.



22. Целый потолок усеянный комарьём - это, конечно, прикольно, но хотелось бы чего-то ещё.
В общем, выбираемся наружу.



23. Находим древний Чарыков дуб, который никак не хочет помещаться в кадр.



24. Возвращаемся к хирургическому отделению.
Сзади оно несколько странное.



25. А внутри совершенно обычное.
Только заброшенное и потому неотапливаемое.



26. Конечно, первым делом смотрим операционную.



27. Развал и запустение.
А ведь после переезда больницы прошло всего 3 года.



28. Как-то так.



29. Чьи-то судьбы в историях болезни, результатах анализов...



30. И рентгеновских снимках.



31. Чей-то забытый рисунок, при переезде вдруг ставший ненужным.



32. Легендарный медицинский спирт.



33. Брутальный санузел не для слабонервных.



34. На втором этаже ещё одна операционная.



35. Стола здесь нет, но лампа выглядит эффектно.



36. Предвосхищая вопросы по поводу спирта, мед.инструмента и прочего хабара, отвечу со всей честностью - ничего не брали.



37. Банки, склянки и прочая стеклотара.



38. Знаменитая палата номер шесть.



39. В отличие от предыдущего дабла, это выдержан в более тёплых тонах.



40. Вам плохо видно, но на рисунке написано буквально следующее:
"Вы спасли мне жизнь! Медсестре подарок от Егора, 6 палата".



На этом с фотографиями, пожалуй, закругляюсь и двух словах расскажу, что всё таки было дальше с Ольгой и Петром.

Как водится у царственных особ, их брак был династическим. Петруше вполне достаточно было иметь женой сестру государя. Разумеется, он быстро проиграл миллион золотых рублей, унаследованных ею от рано умершего брата Георгия. Не отличаясь красотой, Ольга имела незаурядный ум и независимый характер и уже через три года после замужества умоляла царственного брата, разрешить ей брак с своим телохранителем, ротмистром Куликовским. В 1915 году с дозволения Николая II и Святейшего синода брак был расторгнут. Ольга отправилась за любимым на фронт Первой мировой, где стала сестрой милосердия, заслужила медаль "За храбрость" и стала законной женой Куликовского. В августе 1917 года в Крыму у супругов родился сын Тихон.

После убийства царской семьи и отъезда матери-императрицы Марии Фёдоровны за границу Ольга некоторое время оставалась жить на Кубани в станице Новоминской. Там в 1919 году у них родился второй сын, которого называли Гурий. Позже, с Кубани семья переехала в Ростов, затем через Константинополь, Сербию и Вену в 1920 году наконец добралась до Дании. Там, в дворце Амалиенборг, вместе с тёщей, они жили до самой смерти матери-императрицы (1928 г.). После чего Ольга приобрела дом неподалёку от Копенгагена.

Далее товарищ Сталин предъявляет Дании ноту протеста, в связи с тем, что великая княгиня Ольга Александровна, дескать, помогает русским эмигрантам, которые суть "враги народа". Весной 1948-го, спасаясь от преследования Кобы, семья бежит в Канаду. В 1960 году, в возрасте 78 лет, через два года после своего мужа, княгиня Ольга умирает. Похоронена на кладбище Йорк на севере Торонто.

Принц Петр, после отъезда неверной супруги, остался один в Рамони. Свержение царя, с которым он порвал родственные узы, не особенно озадачило его. Он даже как бы принимает революционную позицию и вступает в партию эсеров, устраивая иногда для них банкеты в Рамонском замке.Тем не менее большевистская туча сгущалась и, чуя неприятности, летом 1917 года Петя пустил с молотка своё имущество. Из "Ольгино" постепенно вывезли всё.Тем временем грянула Великая Октябрьская. Друзья из волостной управы снабдили принца документом, в котором он значился крестьянином первого земельного общества села Рамони и Петя рванул за бугор. Умер и похоронен в Париже, где во время эмиграции тесно общался с Буниным.

Копипастерам напоминаю, что при перепечатке фотографий и текста активная ссылка на источник обязательна. Без noindex и nofollow.
Бумажные и электронные СМИ должны предварительно связаться со мной.


Ссылки для самостоятельного изучения:
Сайт с невероятным количеством материала по истории Рамони
Мемуары Великой княгини Ольги, литературную запись которых сделал Йен Воррес
Летние фотографии "Ольгино"
Добавить в друзья

Tags: Заброшенное, Отчет, РФ/ВО/Рамонский район, РФ/Воронежская область, Усадьбы, Фото, Экскурсовод на полставки
Subscribe

promo muph january 13, 2022 01:00
Buy for 50 tokens
Доброго времени суток. Я фотограф, меня зовут Андрей Кирнов и я рад приветствовать вас в этом уютном фотоблоге. Для удобства навигации по журналу и быстрого поиска нужной инфы, все записи разложены по полочкам с помощью так…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 66 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →